Профессии

«Когда мы поступили на актёрское, нам сказали: «Можете обходиться без театра? Тогда лучше не приходите!»

Анатолий, Ирина и Алёна — участники актёрской компании «Напротив» — о театральных буднях, актёрской карьере и амбициозности

Знакомьтесь: Анатолий Баранник, Ирина Пашечко и Алёна Масюк — талантливые ребята из Бреста, которых скрепила и объединила нелёгкая, но до жути интересная и затягивающая профессия. К актёрской деятельности каждый из них шёл по-разному, но в итоге подобрался к тому, о чём, пожалуй, мечтает каждый творческий человек — своё дело. В репертуаре актёрской компании «Напротив» сегодня уже имеется несколько спектаклей, как для взрослых, так и для детей. Адукар с интересом съездил на юг Беларуси, чтобы посетить самую летнюю постановку брестчан и привезти для вас красивых «морских» фотографий и много живых историй о профессии актёра.

Спектакль «Морские рассказы» и ребята в образе (слева-направо): Ирина (Чайка), Алёна (Галка), Анатолий (Капитан)

Ребята, расскажите, с чего начинался ваш путь в профессию?

Анатолий: Я очень не любил учиться в школе. Поэтому участвовал во всевозможных культурных мероприятиях и получал благодаря этому освобождения от уроков. Театр мне тогда тоже не так нравился. Но восхищал. Ещё в качестве зрителя я неоднократно срывал целые спектакли в Брестском академическом театре драмы (наверное, это громко сказано — целые спектакли, — скорее, многие сцены) нелепыми, неуместными, но бурными аплодисментами. Я заводил весь зал, начинал хлопать, и они меня поддерживали.

На тот момент я занимался спортом, очень его любил и хотел уходить в эту профессию, но так сложилось, что «нечаянно» выучил стихотворение (смеётся) и поступил в Брестский музыкальный колледж имени Г. Ширмы на актёрское отделение. После колледжа я поехал учиться в Минск на режиссёра, но мне там не понравилось, меня заставляли. Учился я неплохо, однако на втором курсе был отчислен, потому что не явился на экзамены, так как находился в это время на гастролях. На третьем курсе восстановился и потом уже по своему желанию не явился на сессию. Мне принципиально хотелось уйти самому.

Алёна: А я с детства чувствую себя актрисой: играла во всех детсадовских утренниках (смеётся). Вообще я занималась музыкой, пела в хоре, увлекалась эстрадной песней, поэтому полюбила сцену ещё с детства. У меня были такие же ситуации в школе с посещением, временами не присутствовала на занятиях неделями. Родители хотели отдать меня в лингвистический, но я мечтала о творческом развитии, поэтому мне пришлось их побороть. Сначала я поступила в музыкальный колледж, а потом поехала в Петербург, где изучала режиссуру и продюсерское мастерство. Там город побольше и выше концентрация культурных событий и людей с профессиональным багажом. Даже от общения с педагогами уже можно было для себя многое извлечь. Это было полезно для меня.

Ирина: У меня было два пути: либо в актрисы, либо в художники (я училась в школе с архитектурно-художественном уклоном). Тоже участвовала в школьных спектаклях, но не так, как ребята, мне там не особо доводилось «звездить» в этом отношении. Но в 8-м классе я посмотрела фильм «Титаник», влюбилась в Леонардо ди Каприо и решила, что стану киноактрисой. Сто процентов! Очень благодарна Лео за вдохновение. В Бресте я поступать не хотела и на полном серьёзе собиралась в Москву. Но меня уговорили попробовать себя тут, и как-то неожиданно для себя, без подготовки, без прослушиваний я поступила. Может, даже звёзды как-то сошлись, потому что курс уже был набран, всё было известно. А я пришла в колледж очень красивая, с гипсом на левой руке (улыбается). Мне вообще не хотелось идти. «Лучше я поеду в художку поступать», — говорила я маме. А она отвечала: «Ну давай всё же сходим, хоть воздухом подышим в этом колледже». Так и сделали. И я поняла, что да, это моё. А уже в театр влюбилась благодаря мастеру курса — Тимофею Ильевскому.

Где у нас, в Беларуси, можно получить хорошее актёрское образование?

Ирина: Достаточно серьёзное академическое образование даёт Белорусская государственная академия искусств, Белорусский государственный университет культуры и искусств. Колледжи искусств тоже могут научить актёрскому мастерству. Однако всё субъективно. Не всегда мастерство актёра зависит от места обучения.

Анатолий: Каждый режиссёр всё равно будет затачивать актёра под свою сцену. Когда я переехал в Минск, мне пришлось переучиваться, чтобы подойти под требования минского театра. Поэтому главное — изучить азы. Ты должен знать, кто такой зритель, что такое красная линия, что такое штанкет [металлическая труба на тросах, к которой крепятся кулисы, детали декораций — прим. ред.], чтобы он не ударил тебе по голове и т. д. Всё просто.

Ирина: А так принципы везде одинаковые. И в вузах, и в колледжах.

Как вы включились в актёрскую деятельность после учёбы?

Анатолий: Мне как-то повезло. Я пришёл в наш Брестский академический театр драмы, и… взял все главные роли. Потому что меня предупреждали: «Лет пять будешь сидеть без ролей и всем всё подносить». Но нет. Уже с сентября я подписал контракт и начал репетировать роль Холдена Колфилда в спектакле по роману Джерома Селинджера «Над пропастью во ржи». А потом как-то пошло-поехало, мы начали много ездить и выдавать всё больше, больше и больше.

Холден Колфилд — первая серьёзная роль Анатолия, которая принесла ему успех и признание (фестиваль «М.@rt.контакт-2013» — победа в номинации «Лучший молодой актёр», фестиваль «Белая вежа-2012» — диплом лауреата «За актёрский дебют в классическом произведении»)
«История взросления в стиле rock-n-roll». Так окрестил спектакль Тимофей Ильевский — режиссёр постановки
На симпатичных картонных декорациях — цитаты из романа, ироничные и по-подростковому озорные

Алёна: Я играла в разных любительских постановках. И ещё всё время училась, у меня было не три года в колледже, а шесть (так как я музыкант)…

Анатолий: Актёры учатся всю жизнь!

Алёна: Да! (смеётся) Я начинала свою актёрскую карьеру в народном молодёжном театре-студии «Зеркало». Там был замечательный режиссёр, который окончил ГИТИС и привёз из Москвы кучу веяний, тогда он очень экспериментировал и было интересно. Во время учёбы я в основном участвовала в каких-то перфомансах, самодеятельных постановках. К профессиональному театру, как к таковому, я отношения не имела.

Анатолий: Мы ещё не знали Алёну в середине 2014 года. На то время я уходил из театра и отправлялся в море ловить рыбу. Ирина уходила в музыку, она солистка группы DramRockStudio (DRS), тогда у них был самый пик. Мы все расходились. Но была идея поставить детскую сказку. Это был канун Нового года, уже был написан сценарий. Тогда меня попросили задержаться и отыграть сказки на декабрь, а в январе уже идти в своё море. Так я и застрял. Кадров нам не хватало, и тут нам рассказали про Алёну. А я очень не люблю непроверенных людей. Сначала она нам не очень понравилась. Я сказал, что это не наш человек. Теперь, как видите, мы все вместе.

DramRockStudio — группа и творческая мастерская, созданная в 2010 году музыкантами рок-группы «СТПТЦ» и актерами Брестского Академического театра драмы. (Стиль «драм-рок» − это синтез рок-музыки различных направлений: джаз, поп-, арт-рок, классический рок, хардкор — и театрализованного представления)

С чего началось создание актёрской компании «Напротив»?

Ирина: Когда я уже 15 лет посвятила театру государственному, то почувствовала в себе силы и интерес сделать что-то самой. Для этого, конечно, пришлось оттуда уйти, так как для своего дела нужно находить кучу времени. За плечами уже имелся опыт, столько всего было сыграно, что опору я чувствовала. Ещё в стенах театра с Таней Строк, одной из основателей «Напротив», родилась идея поставить зимнюю сказку, очень тёплую и домашнюю. Как говорится, идеи витают в воздухе. Только потом мы узнали, что мы не первые такие и что полно подобных театров в России, на Украине, и даже в Беларуси что-то есть. Но у нас свои фишки.

«Сундук Мороз Иваныча» — первая детская сказка, поставленная ребятами. Фото: Ольга Климук
Фото: Ольга Климук
Вся прелесть «спектаклей на подушках» в том, что дети чувствуют себя в такой атмосфере комфортно
А сколько восторга от возможности потрогать декорации!

Вот с этого всё и началось. Меня часто спрашивают: «Как вы решились на такое?» Честно, если признаться, всё это было сделано с большой дури. Раз, два — и вот мы уже показываем сказку, у нас полные залы, и мы вообще не понимаем, что происходит. «Морские истории» уже делались более основательно, а вот «Сундук Мороз Иваныча»…

Анатолий: Сейчас у нас есть уже три детских и два взрослых спектакля. За два года мы сделали пять спектаклей, это достойно.

Подработки у ребят исключительно творческие: анимации для детей, мим-выступления. «Зачем распыляться? Если тебе дали в руки творческую профессию, используй это по максимуму» — уверены актёры «Напротив»

А где вы проводите взрослые спектакли?

Ирина: Мы называем его творческий центр «ДОМ». Спектакли для взрослых у нас тоже специфические, на небольшое количество зрителей (до 50-ти).

Анатолий: У нас есть спектакль «Билингвы», где подымается тема двуязычия, мы проводим его прямо на улице. У нас во дворе растут четыре вишни, мы расставляем под ними буквой «С» деревянные поддоны. Прямо под одной лампой мы играем весь спектакль, второй спектакль мы играем полностью без света, с фонариками.

Алёна: Про «Билингвы». Там из реквизитов есть… камень. Его даже один раз умудрились украсть (смеётся).

Ирина: Тут стоит сказать отдельное спасибо нашему режиссёру Денису Фёдорову, он всегда выдумывает интересные формы с бюджетом в ноль рублей. На самом деле мы шутим, но его ходы очень интересные. Последний спектакль «Блонди» по пьесе Дмитрия Богославского прошёл с большим успехом, это здоровский материал. В нём принимали участие ещё и другие ребята, причём известные не только в городе Бресте. Это музыкант Вовка Плюмбум, радиодиджей Илья Прокопович, кларнетист и саксофонист Женя Лукьянчик.

К слову, город Брест богат на таланты!

С какими трудностями вам приходится сталкиваться?

Ирина. Материальная база, которой нет. Каждому коллективу обязательно нужен толковый администратор, чего у нас, к сожалению, нет, и поэтому компания «Напротив» существует в состоянии глубочайшего хаоса и анархии. Как мы всё это до сих пор собираем — загадка. В принципе, с такой проблемой сталкиваются многие коллективы Беларуси, как театральные, так и музыкальные.

Идите в администраторы: это очень востребованная профессия, и коллективы с руками и ногами заберут специалиста, который грамотно всё организует. И будут готовы платить ему хорошие деньги за это. На данный момент мало толковых специалистов, которые бы не только сидели и вдохновлялись искусством, а действительно умели его преподать, продать; устроить бытовые условия для артистов и всё-всё, что касается материальной части, чего актёры сделать не могут. У нас, к сожалению, это хромает.

Аквагрим — часть развлечения для маленьких зрителей

Имеют ли место в вашем коллективе конфликты? Часто ли вы ссоритесь между собой?

Ирина: Постоянно! Вот именно из-за этой нашей анархии, дезорганизации мы всё время ругаемся.

Анатолий: Мы очень вспыльчивые, но очень быстро отходчивые.

Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать настоящий актёр?

Алёна: Он должен быть выносливым, стрессоустойчивым, здесь очень-очень большие нагрузки психологические.

Ирина: И психологически, и физически актёр должен быть сильным. Когда я смотрела на некоторых студентов, видела эти больные бледные лица, я понимала: человек не протянет на сцене. Тут действительно нужно быть здоровым как бык. И чтобы внутри была серьёзная броня. Но в то же время нужно успевать снимать её, чтобы сердце на сцене открывалось. У некоторых есть броня, а на сцене она бах — и не открывается. Сразу чувствуется, что человек как-то механически играет.

Анатолий: «Актёр в футляре» — это так называется.

Ирина: Нужно уметь быстро переключаться. Быть открытым и в то же время не позволять себя обидеть. Во время репетиции твоя душа настолько нараспашку, что туда очень легко нагадить. И, когда туда летит что-то нехорошее (от режиссёра, от коллег, от семьи), должен успеть так «хлоп» — закрыться. Бывает, не успеваешь. Очень плохо потом, страдаешь, болеешь очень сильно.

Ещё нужно быть готовым к тому, что если выбираешь в мужья\жёны человека, не связанного с этой профессией, то столкнёшься с непониманием. Не все выдерживают актёрского расписания. Вот пришла она домой, плачет. «Чего ты плачешь?» «У меня роль не получилась». А он у станка на заводе работает и ему этого не понять. На самом деле тот страх, который актёр испытывает, выходя на публику, приравнивают к страху смерти…

Все актёры не совсем здоровые. Потому что с такой подвижной психикой каждый врач скажет, что у вас не всё в порядке с головой. Актёрская профессия специфическая. Когда мы поступили, нам сказали: «Можете обходиться без театра? Тогда лучше не приходите!».

Говорят, что если ты уже вошёл в творческую профессию, то назад пути нет. Правда ли это?

Ирина: Да, это сильнейший наркотик. Ты понимаешь, что он тебе уже жизнь гробит, и деньги все украл, но ты всё равно идёшь за ним, потому что жить без него невозможно.

Стоя на сцене, ты отдаёшь всего себя. Это непередаваемые ощущения, когда ты понимаешь, что зал рыдает от того, что ты делаешь, или же наоборот, ухахатывается. Если спектакль прошёл хорошо, актёр никогда не будет уставшим, даже если отпахал три часа. Порой после такого невозможно уснуть.

Какой человек не смог бы стать актёром?

Ирина: Не все уживаются в театре. Актёр еще должен быть по-хорошему зубастым, он не должен быть мягкотелым. Театр — сложный организм. Бывает повезёт, что это семья, а бывает, что это террариум.

Алёна: У каждого свои амбиции, и тут все собираются в одном месте, в одном коллективе.

Ирина: Самое сложное в том, что в театр и на актёрские курсы приходят одни лидеры. Это ужасно сложно. А когда ещё лидеры собираются разновозрастные… Люди мягкие попросту не выживают в таких условиях, им очень тяжело. В театре действует закон джунглей. Но если человек всё это понимает, читает журналы про актёрские судьбы, и всё равно хочет идти в театр, пусть идёт.

Перепечатка материалов с сайта adukar.by возможна только с письменного разрешения редакции. info@adukar.by